14:41 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Название: Чудеса южных морей.
Автор: в.п.
Бета: нет
Размер: мини (852 слов).
Пейринг/Персонажи: Вальдес, Олаф.
Категория: Джен.
Жанр: байка.
Рейтинг: G
Краткое содержание: Дракона можно встретить везде...
Предупреждения: Все герои принадлежат В.В. Камше.

- ... и вы будете утверждать, Ротгер...
- Буду, Олаф, буду. Хотя мой дядюшка уверяет, что драконы появляются не после двадцать первого градуса закатной долготы, а после шестнадцатой рюмки касеры.
Этому дому в Хексберг уже не привыкать принимать дриксенских адмиралов и прочих высокопоставленных лиц, в том числе, и бывших. Эти стены не впервой слышат чудесные вещи из уст хозяина.
- И всё же, Ротгер, мне сложно в это поверить, - голос экс-адмирала цур зее привычно спокоен, лицо не выражает никаких чувств - таким его видеть , безусловно, приятнее, жаль, что теперь это возможно только после изрядной дозы горячительного, - безусловно, у нас, как и у вас в Бергмарк, рассказывают истории о водяных змеях, покойный фок Шнееталь мне толковал что-то о варитском эпосе, самому мне, без сомнения, известны образы из Эсператии, но вживую...
- Вот, хотите верьте, хотите проверьте, - когда вице-адмирал Талига увлекается рассказом, уже невозможно понять, где он честен, где приукрашивает, где откровенно брешет. Огромное достоинство Ротгера Вальдеса в том, что он никогда не лжёт намеренно... почти. Обычно марикъяре верит во всё, о чём говорит так же, как верит в реальность сидящего перед ним собеседника, это подкупает, - Это было несколько лет назад, тогда между нами и вами было затишье, разведка донесла, что часть Западного флота ушла бить каданских пиратов в Полночном море, Альмейда болтался тут с крупными учениями, потому я выбил из альмиранте три вымпела и отправился уточнять навигацию Багряных Земель. Закатной их части. Это было бесподобно. Давно уже пора переименовать полуденную часть Устричного моря в море Упавших Звёзд. Представьте себе: месяц Летних Волн, курс вест, ясно, лёгкий бриз с ост-норд-ост, на каждом гребешке волны солнечный блик, подвахта спустила шлюпки и плещется в море, я сижу верхом на бушприте с подзорной трубой...
- А кливера, Ротгер?
- Убрал, разумеется. Идём на марселях и брамселях. Узла 2, не больше делаем. Отрываюсь взглянуть, как там мои резвятся, ну, мало ли... Но всё в ажуре. Раскупались так, что вылезать не хотят. Поднимаю голову, инстинктивно ловлю взглядом горизонт - о-па!
- Что? - кажется, даже невозмутимого Ледяного увлёк рассказ, да и может ли не ёкнуть у настоящего моряка при рассказе о прежде невиданных акваториях.
- Именно, Олаф, ЧТО! Горы, проваливающиеся под воду. А по карте там не то что вулканов подводных или островов - рифов нет, Багряные Земли в неделе похода за кормой. Навожу трубу - что за притча! - у горы по контуру этакий, знаете, гребень, как у ящерицы, если вы, конечно, можете представить себе ящерицу размером с две ,,Ноордкроне".
- С трудом, Ротгер, с трудом.
- А вот представьте себе! И вся эта радость моментально проваливается под воду. А потом отуда хвост. Из воды. На глаз, локтей на пять повыше моего клотика. И, эдак, знаете, помахивает кончиком. Сам бы подумал, что голову напекло, но тут ко мне второй штурман Ираола подходит
- Ох уж эти ваши марикьярские фамилии, - простите, Ротгер, никак не могу привыкнуть к их звучанию.
- О, это ещё простейшая. Вот, например, боцман у нас был Гойкоэчеа, а когда я только начинал, коком был Фернан Альдекоаталора Астарлоа, вот это был человек! Из пожарного багра кашу варил, но об этом в другой раз. Так вот, подходит ко мне Ираола и спрашивает, вижу ли я то же, что и он. В общем, не мерещились нам они, горы эти. Ещё раз смотрю в трубу - мать моя блондинка! - глаза в глаза встречаюсь с ЭТИМ. Глазищи у него - изумрудные - у нухутского султана таких чистых камушков нет, а зрачки золотятся. Все восемь.
- Восемь? Сколько же глаз?
- Глаз два, в том-то и дело. По 4 зрачка в каждом. Вот так вот смотрим мы друг на друга... Ну, то есть, я на него, но тут до меня дошло, что и оно меня видит. Моргнуло - только я его и видел. Ушло под воду. А через четверть часа потянул мощный зюйд-зюйд-вест. Ни с того, ни с сего - ничто не предвещало. Погнало обратно, только держись - еле шлюпки поднять успели да такелаж закрепить. Выхожу на ют, кричу: ,,Мы ещё вернёмся!" Ага, испугал. Оно как вынырнет в полукабельтове и на меня уставилось. Во все свои восемь зрачков. Потом ещё всплеск, и оно хвостом эдак нас в корму толкает. Я уж велел ему бочку мяса высыпать. Голова нырнула, потом вылезает обратно, облизывается. Язык раздвоенный. Слышу, рокот из-под воды. Думал, вулкан под нами или на риф налетели, да, вроде, звук другой. Потом понял, что урчит оно... ну, или он. Знакомец наш хвостатый. Ничего себе, - думаю, - котёнка завёл. Уже думал, как бы в Хексберг приманить, ну, знаете, чтоб БеМе лишний раз портки обмарал, только не вышло ничего. По всему понятно, не пускало оно нас куда-то.
- А куда?
- Кто ж знает. До самого побережья Бирюзовых Земель у нас на карте одни белые пятна. Но мы вернёмся и непременно выясним, только б довоевать...
Два адмирала возвращаются к реалиям суровых будней ещё не оконченной войны. Долгу время - чудесам час. Но отчего-то Бешеный надеется, что его рассказ не пропал впустую, а единственная настоящая любовь друга - любовь к морю - окажется сильнее потрепавших его житейских бурь.
За окнами бушует шторм, валы вздымаются почти до облаков, и кто поручится, что среди волн не мелькнёт чешуйчатый хвост?..

@музыка: -

@настроение: )

   

Ваше благородие, Пегая Кобыла (с)

главная