Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:59 

Круг Скал на ХотФесте окончен, можно вскрываться.

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
1.
Жанр: Джен, юмор
Бета: adept-13, за что ей огромное спасибо.
Рейтинг: читать можно всем
Пейринг: -
Герои: Росио, маркиз Алвасете, Курт Вейзель, Вольфганг фок Варзов.
ПрИДДупреждения: Не содержит пропаганды и призыва к действию в реальной жизни.
Круг Ветра, год 2й, месяц Летних Молний, день 3й.

Здравствуй, племянник мой Отто. Прости старика, что затянул с ответом, но сам знаешь, месяц Летних Волн – пора сбора яблок, было совершенно недосуг сесть и написать обстоятельно.
Благодарю тебя и твою матушку – мою любезную сестру – здоровье моё в относительном порядке, старые раны хоть и ноют на погоду, особых неприятностей не доставляют. Впрочем, что вы всё в письмах да в письмах справляетесь – заехали бы да навестили, чай, войны никакой нет, мог бы ты себе увольнительную выхлопотать. А впрочем, служи. Рад, что династия наша не прерывается и верных людей отечеству нашему и королю поставлять продолжает. Да продлит Создатель дни Рокэ Первого.
Кстати, о Его Величестве. Ты спрашивал меня о тех временах, когда он, тогда ещё маркиз Алвасете, ходил у меня в оруженосцах на случай, если когда-нибудь примешься за его биографию. Тут я хочу тебе выговорить, ибо для человека военного слова «когда-нибудь» существовать не должно, и всякое принятое решение немедля в жизнь претворять следует, буде только исполнение его порядку, дисциплине и совести не противоречит. Итак, не буду тебе пересказывать, как и почему взял его в оруженосцы, ибо эту историю от меня уже многие слышали и ныне пересказывают во всех красках. Остановлюсь лишь на знакомстве Росио с полковником Вейзелем. Дело было 21 год тому назад. Мною, тогда по распоряжению супрема Алваро проводилась инспекция фортификационного состояния вверенных мне крепостей. И вот вообрази себе картину: раннее утро, мы с теньентом объезжаем небольшой форт. Росио при этом отчаянно клюёт носом – даром, что ли, прошлым вечером растапливал сердце дочери местного коменданта – вернулся явно после того, как я уже заснул, ну да что с мальчишки возьмёшь. Решаю его взбодрить:
- Теньент, - говорю, - сделайте предложение по улучшению обороны данного форта.
Он сразу вскидывается:
- Захватить пару ближайших фортов неприятеля, чтобы эта крепостица оказалась в глубине наших позиций. – и не возразишь ведь!
- Вы бы ещё сразу Эйнрехт взять предложили, - ворчу, - конкретизирую вам задачу: улучшить оборону форта требуется исключительно с помощью знаний фортификации. В вашем распоряжении инженерный полк с необходимым шанцевым инструментом. И всё. (Сначала я хотел было выдать инженерную роту – боялся, что этот наглец и с инженерным полком штурмовать чужие крепости пойдёт, но обошлось – людей он зря никогда не губил).
Минуту маркиз Алвасете думал:
- Генерал, - сказал он наконец, - а можно ещё кое-что попросить? Не людей. И – он хитро улыбнулся - даже не закатных тварей.
- Просите, - говорю.
- Взрывчатки. Если обрушить во-он ту скалу во-он в тот ручей, то и ров углублять не надо будет. Получится болото – ни кавалерии не пройти, ни осадный инструмент не подтащить, ни подкоп не сделать.
- И сколько вам? – спрашиваю, очередной раз мысленно восхищаясь смекалкой мальчишки, одновременно напоминая себе, что показывать ему это ну никак не надо – самоуверенности у него и без того на двоих хватало, и ведь было, чем подтвердить.
Он назвал.
- Эээ, молодой человек, а вот тут я вас и поправлю, - раздаётся за моей спиной. – Здравия желаю, генерал!
Голос узнаю не оборачиваясь – полковник Вейзель.
- Курт, - говорю, - вы успеваете на все разговоры о взрывах в пределах Талига или только на половину?
Шутки, впрочем, он всегда туговато понимал:
- Прошу прощения, мой генерал! Но, будучи достаточно осведомлён в данной теме, вынужден был высказать поправки по причине того, что само решение здравое, а вот исполнение оставляет желать лучшего.
Тут уже вмешался Росио:
- Позвольте, полковник! Что вас не устраивает в числах? Кусок скалы, который надо отколоть весит … тысячи три пессан, следовательно, взрывчатки нужно…
- Позвольте с вами не согласиться, юноша, - Вейзель прищурился. – вы не учли породу камня. Обладая более высокой плотностью, она потребует увеличение заряда. Затем, вами ничего не было сказано о направлении взрыва. Или вы хотите впустую потратить мощный потенциал взрывной волны? Учтите, что на взрывчатые вещества выделяются казённые средства, следовательно, их надо использовать максимально полезно.
Спорщики разошлись не на шутку, я только слушал и анализировал детали. Алва стоял на своём количестве взрывчатки, переигрывал её расположение, отчаянно пытаясь выкрутиться. Вейзель рассуждал как опытный артиллерист, но было видно, что и ему непросто противостоять юношескому напору. Наконец, загнанный в угол, мой оруженосец воскликнул:
- Это надо проверять на практике! - и обратился ко мне, - генерал, прошу вас выделить мне требуемое количество взрывчатых материалов и инженерный полк. Под мою ответственность!
- А что будете делать в случае неудачи?
- Признаю себя побеждённым в этом споре и принесу свои извинения эру полковнику.
Учитывая, что маркиз Алвасете едва ли бы с лёгкостью извинился даже перед королём, условия пришлось принять.
Вечером я спросил Вейзеля:
- Полковник, есть ли вероятность вашего проигрыша в споре?
- Теоретическая есть. Но вашему оруженосцу должно очень повезти. Славный парень, хотя и рисковый.
- Полковник, а что вы от сына Алваро хотите?..
Следующие три дня солдаты под командой Росио производили приготовления. Утром четвёртого дня был назначен смотр. Погода накануне выдалась ясная и тихая, ночью же неожиданно небо заволокло тучами, задул штормовой ветер, вот только дождя не было. Когда мы вышли, началась гроза. Росио отдал приказ поджигать фитили. Затаив дыхание весь офицерский состав форта ждал исхода дела.
Никто не понял сразу, что произошло. Одновременно раздался грохот взрыва, в вершину подрываемой скалы ударила молния и налетел мощнейший порыв ветра, так что со многих сорвало шляпы, несмотря на то, что их и так придерживали руками. Скала медленно и неохотно пошла вниз, раскололась и перегородила поток ровно так, как это требовалось. Мой оруженосец, едва ли не единственный, оставшийся в головном уборе, нахально поклонился полковнику Вейзелю, улыбнулся и промолвил:
- Не огорчайтесь, эр полковник. Вам же не было известно о моём везении.
- Поздравляю, - сухо ответил Вейзель. – везение или нет, но вы блестяще рассчитали. Должен заметить, что, вероятно, поспешно стал критиковать вас при первой нашей встрече.
Росио отсалютовал шпагой.
После обеда он зашёл ко мне с какой-то бумагой.
- Что это? – спрашиваю.
- Рапорт на ваше имя, генерал! Прошу на пару месяцев перевести меня под команду полковника Вейзеля. Мне действительно есть, чему у него поучиться.
- Ну что ж, если вы настаиваете, что вам стоит учиться, - я улыбнулся, - то не могу вам в этой просьбе отказать.
Два месяца маркиз Алвасете был вне моего надзора. Всё это время по нашей северной границе грохотали взрывы. Один форт пришлось отстраивать заново – переборщили с мощностью, топографам пришлось перечерчивать карты рельефа местности, крестьяне стали шептаться, что наступают последние времена, а кесария Дриксен вынуждена была двинуть к границам дополнительную армию после того, как пара её крепостей осталась без воды. Но повода развязывать войну не было – все инженерные работы производились на нашей территории, не виноваты же мы, что пара речек потом сворачивает на неприятельскую. Оруженосец вернулся ко мне каким-то помудревшим. Юноши в этом возрасте вообще взрослеют на глазах, а Росио ещё и незаурядными способностями отличался. Именно за эти подрывные, если так можно выразиться, работы я представил его к производству в капитаны, но самым главным, всё же, считаю тот опыт, то умение рассчитывать свои возможности, которое он получил под началом Вейзеля. Ну и дружбу последнего, конечно…
Однако же, Отто, прости старика, занявшего столько времени своими воспоминаниями. В этом возрасте они составляют главное богатство человека. Надеюсь, этот рассказ окажется тебе полезен. Труд свой не откладывай. Если будет возможность, вышли мне прочесть главы о молодости нашего величества. Глядишь, что и поправлю.
Ну вот, как будто, и всё. Кланяйся от меня матери, да не забывай дядюшку своими весточками. Надеюсь, что ты продолжишь честно и добросовестно исполнять свой воинский долг, принося возможно больше пользы и славы Талигу – да продлит Создатель его стояние.
Прощаюсь с тобой. Будь здоров.

Твой дядя, маршал в отставке, В. фок Варзов.


2. О применении Бермессера в домашнем хозяйстве.
Жанр: Джен, юмор
Бета: не было
Рейтинг: читать можно всем
Пейринг: -
Герои: Моряки, моряки и снова моряки. В основном, талигойские. Включая редко появляющихся в кадре канона.
ПрИДДупреждения: Ни одно животное при написании не пострадало.
Мои встречи с вице-адмиралом Вальдесом – явление столь яркое и ошеломительное, что заслуживают явно большего, чем эти записки. Увы, я никогда не был мастером крупного жанра, и лавры автора «Истории царствования Франциска Оллара» меня никогда не прельщали. Вот ещё, трудиться над огромной книгой год, а то и больше только затем, чтобы через триста лет спорили, правду ты написал или баек насочинял. Тем более, что рассказам про Вальдеса те, кто лично не знал нашего вице-адмирала, поверят хорошо, если наполовину.
Одной из многих черт, которая меня всегда в нём поражала – это манера речи. Никогда не мог понять, шутит он или говорит всерьёз, пока эр вице-адмирал не начинал действовать, претворяя самые невероятные высказывания в реальность.
Это случилось в первое моё прибытие в качестве оруженосца альмиранте в Хексберг. Торжественный ужин в доме Вальдеса для всех наличествовавших в порту капитанов военного флота больше напоминал дружескую попойку. Вино лилось рекой. Когда в дело пошла касера, обычно не склонный к подначкам капитан Аларкон громко спросил Вальдеса:
- Ротгер! А что ж ты всё хвалишься своими победами над Бермессером, а никак его не поймаешь?
- А зачем он мне? – отпарировал вице-адмирал, – разве что в хозяйство пристроить?
- Ну какой от него в хозяйстве толк? – встрял Альмейда, - кабы Кальдмеер, так он хоть сын оружейника, но Кальдмеер в плену – это фантастика.
- Доживём и до Кальдмеера в плену, - отмахнулся Вальдес, – а БеМе… Им можно украсить интерьер. У охотников – дичь, а у нас – пленный дриксенский адмирал. А ещё можно засылать его к коменданту форта – пусть ему надоедает, и вообще, бывает так, что в этом доме остаётся слишком много еды, как после сегодняшнего вечера, уважаемые эры, а доедать-то некому! Вот и сгодился бы Бермессер. А ещё он противный – может, мыши из подвала сбегут…
Утро, как и следовало ожидать, началось поздно – примерно за час до полудня. Началось бы и позже, но на полусонного меня внезапно шлёпнулось что-то тяжёлое, заставив подскочить от неожиданности. Вышло это с изрядным шумом, так что в мою комнату заглянули.
- Что у вас стряслось, Берто? Прошу вас, не разносите мой дом, он ещё послужит.
На пороге стоял вице-адмирал, неунывающий вид которого никак не соответствовал обычной внешности человека наутро после хорошей пьянки.
- Ба, смотрите-ка, какой к нам гость, - при этих словах Вальдеса я взглянул, наконец, на причину своего пробуждения – огромного толстого котяру медно-ржавого окраса. Животное, ничтоже сумняшеся, разлеглось на моей постели и явно не собиралось уступать это место кому бы то ни было. – Надеюсь, Берто, вы не эсператист? Впрочем, нет, иначе бы сердечный приступ вас уже хватил, – улыбнулся Вальдес.
- Разбудил, зараза, – пробормотал я, обращаясь к коту, думая, как бы его подходяще обозвать и, движимый внезапной мыслью добавил, – Бермессер.
- О! А ведь верно, – воскликнул хозяин дома. Всё, что мы вчера хотели: мышей ест, еду вчерашнюю убрать поможет, к коменданту я его зашлю, а украшение – смотрите, как он украсил ваше одеяло.
- А ты не меняешься, Ротгер, – к нам вошёл заспанный альмиранте, махнул мне на ходу рукой – не вскакивай, дескать. – скольким юнгам ты уже кота подкладывал?
- Да что ж я, считаю, – бергкьяре расплылся в улыбке, – Хороший моряк всегда понимает и ценит шутку, а ещё не боится Леворукого. Особенно там, где его нет. И вообще, Берто он выбрал по своему почину…
- Вальдес, каких закатных тварей! – донёсся до нас крик Филиппа Аларкона, – откуда у меня в комнате столько молока в блюдцах, аж ступить некуда!?.. Я тебе что, кот!?

3. ДР Кальдмеера.
Жанр: Джен, юмор
Бета: не было
Рейтинг: читать можно всем
Пейринг: -
Герои: Моряки, моряки, моряки.
ПрИДДупреждения: Скука смертная.
Жизнь – удивительная штука и логике, должен заметить, подчиняется не всегда. Особенно, если рядом с тобой люди, решительно не желающие вписываться ни в какие рамки разумного. Остаётся только принимать подобные отклонения от курса настолько спокойно, насколько это возможно.
Не могу сказать, чтобы пребывание в Фельпе мне не нравилось – после казематов на родине небольшое загородное имение в тёплом краю среди яблонь и невиданных дома фруктовых деревьев было, в некотором роде, незаслуженным уголком Рассветных Садов. С соседнего холма – спасибо за выбор места капитану Джильди – открывался отличный вид на море, а что ещё нужно немолодому военному, всю жизнь проведшему на палубе. Так прошло приблизительно два с половиной года, за которые мне нечасто доводилось видеть кого-либо из своих знакомых. Изредка наезжал капитан Джильди, разок с поручением заскочил адъютант талигойского альмиранте, не забывал писать вице-адмирал Вальдес, один раз пришло письмо от Альмейды. В целом же, жизнь в Фельпе была размеренной и не отличалась разнообразием. Прогулки, книги, написание мемуаров – вот, пожалуй, и все мои занятия. Один раз развлёк себя, вспомнив детство – посетил местную кузницу, даже немного поработал молотом.
Однако, в погожий весенний день 2го года Круга Ветра по талигойскому летоисчислению моё уединение было нарушено.
Прямо с утра в 16й день месяца Весенних Волн прибыл капитан Варотти, загадочно улыбающийся и какой-то торжественный.
- Глубокоуважаемый адмирал цур зее, – начал он
- Позвольте, – оборвал я, – давно уже не адмирал цур зее по причине, во-первых, разжалования и обвинений в военных преступлениях, во-вторых – и это главное – потери флота.
Он явно смешался, пришлось попросить его продолжать. Выражаясь экспрессивно и активно жестикулируя, как это принято у фельпцев, он изложил мне в течение десяти минут то, на что можно было потратить тридцать секунд, а именно: он привёз какого-то дивного жеребца и приглашает меня на конную прогулку сразу же после завтрака. Лошадей, надо заметить, я люблю, однако, всё больше на расстоянии. Во флоте отсутствует кавалерийская подготовка, в том числе, для офицеров, поэтому верхом на лошадь я не садился, пожалуй, около двадцати лет и совершенно не был уверен, как поведёт себя это умное, но, подчас, своенравное и независимое животное под столь неопытным седоком, каким являюсь я. Тем не менее, в моём положении, промежуточном между гостем, пленником и изгнанником отказывать было бы некорректно.
Позавтракав, мы отправились. Подручный капитана Варотти, конюх Чезаре, помог мне установить рабочие отношения с моим жеребцом. После того, как животное взяло еду у меня с руки, а стремена, узда и подпруга были подогнаны под мои габариты, мы тронулись в путь. Конь и впрямь оказался на диво смирным и, полагаю, терпеливым, ибо не думаю, чтобы мне удавалось держаться в седле так, как это было бы удобно ему, окрестности, как я уже рассказывал, отличались живописностью видов, потому прогулка выходила на заглядение. Единственный смущавший меня вопрос я задал сразу после обеда:
- Капитан, а не утомились ли вы меня выгуливать? Ваше общество мне, безусловно, приятно, но к чему такая трата усилий?
- О! Неужели я не могу позволить себе провести время с многоопытным морским волком и преинтереснейшим собеседником? Поверьте, Олаф (на такое обращение он перешёл довольно быстро, но мне оно не особенно мешало, а перебивать его было бы неуместно), если бы появилась такая возможность, то вас следовало бы назначить преподавателем в нашем Навигационном Училище, там как раз нехватка специалистов, а специалисты, знаете ли, в любом деле важны. Вот, помнится, затеял мой двоюродный дядюшка Джампаоло производить вино. Да только у него же в роду отродясь, извините за каламбур, виноделов не было, у нас всё больше моряки да купцы, а чтобы виноделием – так этим даже на досуге никто не баловался, включая прадедушку Джузеппе, который вообще-то был чудаковат до крайности и выпить любил, за что носил кличку Сизый Нос, но даже он вина не делал, хотя утверждал, что как-то сделал ходячую деревянную куклу, впрочем, сами понимаете, это совершеннейший бред, разве что он всадил туда механизм наподобие часового, мне доводилось видеть подобное на ярмарке в Джампанни, куда меня ребёнком возил отец…
В общем, фельпец за 5 минут ушёл так далеко от сути моего вопроса, что его пришлось повторить раза три, снова и снова получая вместо ответа занятные, но абсолютно не имеющие отношения к делу истории из жизни представителей разветвлённого клана Варотти. Наконец, он опомнился:
- Да, о чём бишь я?! Так вот, мы уже едем домой, но поедем другой дорогой, она короче и должна оказаться легче.
Легче дорога, возможно, и оказалась, что же до краткости, то здесь мой спутник допустил очевидную ошибку, теперь я подозреваю, намеренную. Наконец мы прибыли к месту, ставшему моим домом, впрочем, я его не сразу узнал. На ветвях были развешаны бумажные фонари и флажки всех цветов радуги. Когда мы въезжали в ворота, грохнула пушка. Мой жеребец обладал настолько флегматическим характером, поскольку вздрогнул, однако, не шарахнулся и не понёс, что меня, безусловно, обрадовало. Но последовавшие события удивили меня ещё больше этого неожиданного (ибо никаких пушек в доме не было) выстрела. Навстречу мне вышел вице-адмирал Вальдес с улыбкой до ушей и в полосатом стоячем колпаке. Такого головного убора я, честно сказать, даже на Ротгере увидеть не ожидал, несмотря на то, что любому его чудачеству, пожалуй, уже не удивлюсь. Смеяться для этого удивительного человека, пожалуй, так же естественно, как дышать. В руках талигойского вице-адмирала был свёрток.
- Дорогой Олаф, не удивляйтесь. На Марикьяре день рождения, иной раз, отмечают и более необычно, мы, честное слово, выбрали самый традиционный вариант. Так вот, разрешите поздравить вас с днём рождения от всего сердца, пожелать вам хорошего настроения, долгих лет жизни и крепкого здоровья, а также преподнести вам этот скромный подарок – он вручил мне свёрток.
Развернув его, я был поражён, что со мной бывает нечасто. Я держал в руках свою собственную шпагу, ту самую, которую потерял в битве при Хексберг.
- Вот вам ваша шпага, адмирал, - сказал Ротгер, - это девочки помогли. Она, оказывается, не утонула – её забросило в расщелину довольно высоко над морем, после чего она завалилась в небольшой сухой грот, где благополучно и сохранилась, благо, смазку вы на неё нанесли перед битвой и смазку отменнейшую.
- Ротгер, вы… - я расчувствовался, хотя, вероятно, по тону это трудно было заметить, - вы даже не представляете, что вы для меня сделали. Я не знаю, сколько я вам должен за всю мою жизнь, а теперь ещё и это…
- Пустяки, адмирал, - отмахнулся он, - на дни рождения принято дарить подарки, а подарки обычно дарят приятные.
- Кстати, откуда вы узнали?
- Это не было трудно. Канцлер Альберт фок Фельсенбург по просьбе сына и не такие документы добывал, подумаешь, штатное расписание флагмана Северного Флота за триста семьдесят лохматый год прошлого Круга.
- Адмирал, - донеслось от дверей дома. Я взглянул и увидел альмиранте Альмейду. На голове рослого марикьяре был такой же колпак, как у Вальдеса. – Адмирал, позвольте мне и от своего имени поздравить вас и присоединиться к пожеланиям Ротгера. Я искренне рад, что нам довелось встречаться как врагам и ещё более рад, что ситуация изменилась. Позвольте в дополнение к прошлому подарку преподнести вам «Ноордкроне».
Он действительно преподнёс «Ноордкроне» – модель моего флагмана, заключённая в большую прозрачную бутылку, была точной копией погибшего линеала и повторяла, пожалуй, каждый знакомый изгиб.
- От всего сердца благодарю вас, адмирал. Позвольте выразить вам взаимное уважение и глубокую признательность.
- Олаф, вы неисправимы, – Вальдес смеялся, – ну вы же не на приёме у кесаря, почто вы так серьёзны и официальны! А теперь пойдёмте есть торты – да, забыл сказать – это тоже марикьярская традиция.
- Не только, – возразил я – это и у нас делают.
- Ну вот именно поэтому для вас один торт по северным рецептам – спасибо Гизелле, которую на это уломал Берто, а за второй торт – с апельсинами – скажете спасибо самому Берто…

Когда торжества были в разгаре, я потихоньку сказал сидевшему рядом со мной Вальдесу:
- Не хочу вас огорчать, но вы ошиблись. При поступлении во флот я приписал себе полгода, потому, несмотря на то, что мне очень приятен этот сюрприз, вас как главного устроителя я не могу оставить в неведении.
- Помилуйте, Олаф, какое это имеет значение – отмахнулся бергъкьяре, – мы просто хотели сделать вам приятное и развеять вашу скуку. И, по-моему, нам это удалось.
Пожалуй, он прав.

@музыка: -

@настроение: хммм

Комментарии
2012-01-09 в 13:44 

Fair Skaya
[Раэ Сэддон a.k.a. Светлячок][Firefly, could you shine your light?] [a die hard B&tB fan] [Булочка с корицей][Bad, bad she-wolf]
Фанфики очень понравились. С юмором, что всегда облегчает чтение, да ещё и с именами-местами-датами играете не хуже автора) Отдельное спасибо за язык. Художественный, богатый, каждая строчка прописана. Побольше бы такого)) Впечатления толком описать не могу, к сожалению: на большее, чем в первом предложении, не хватает)
Взяла в цитатник, буду перечитывать время от времени)

   

Ваше благородие, Пегая Кобыла (с)

главная