Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:52 

Быть собой - быть им.

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Жанр: Джен, агнст
Бета: не было
Рейтинг: как ЗИ прочтёте, так и читать можно
Пейринг: одни суровые мужики, какой вам рейтинг!
Герои: Моряки в кадре, моряки за кадром, моряки в репортёрахе. В основном, дриксенские
ПрИДДупреждения: бред принадлежит мне, а все оригинальные герои - своему автору

1. Потаённый гром.

Если кто-то скажет вам, что Кесария держится на силе её армий – не верьте. Если скажут, что на непоколебимой верности эсператизму – рассмейтесь ему в лицо. Дисциплина, добропорядочность и пристойность – вот те три кита, на которых держится коронованный лебедь, и никак иначе.
С детства мне довелось изведать все эти три напасти на своей шкуре. Сиди смирно и не пачкай костюмчик, тогда как хочется носиться взапуски с ветром – дисциплина. Ешь со всеми и вовремя, хотя насколько приятнее сжевать вкусный кусочек в перерыве между приёмами пищи – пристойность. Не мечтай стать кем-либо, кроме офицера, .будучи старшим сыном в династии военных – добропорядочность.
В военно-морском училище положение ничуть не изменилось. Порядок, дисциплина, субординация. Приказы старших офицеров не обсуждаются. Даже мысленно. Даже самые бестолковые. Воевать надо так, только так, и никак иначе. Пфейхтайер, Рудендорф, Бользен. И никакой самодеятельности. Как же обидно было получать неудовлетворительный балл по навигации только из-за того, что предложенное мною решение отличалось от образца решения в задачнике. От отчисления тогда спасло происхождение (неприлично отчислять представителя офицерской династии) и капитан цур зее, только что получивший свой первый корабль. Так я впервые встретился с Кальдмеером. Он был столь же методичен и даже более дисциплинирован, нежели все. Опоздание на 5 минут – почти трибунал. Но к этому добавлялась практичность. Если решение было эффективнее шаблона, он требовал от последнего отходить. Я вздохнул чуть свободнее.
Ненадолго. Я дослужился до капитана цур зее, Кальдмеер вышел в шаутбенахты. Он по-прежнему был столь же практичен и, слава Создателю, не критиковал мои решения за нешаблонность. Он критиковал их за рискованность, хотя этот риск обычно оправдывался. Однажды не оправдался, мы упустили эскадру каданских пиратов. Тот разнос я запомню на всю жизнь. Спокойно и чётко, выявляя каждый мельчайший просчёт и в конце, как приговор: «Больше никакой самодеятельности! Вам ясно, Готлиб?». Я был прекрасно осведомлён о характере всех командиров флота ЕВ Кесаря и знал, что столько, сколько Ледяной, мне всё равно никто бы не позволил. Отдав честь, произнёс: «Так точно!» - и вытянулся в струнку. С таким начальником можно было примириться. Но душа просила бури.

2. Я зеркало твоё, пускай кривое.*

В то время на горизонте уже взошла звезда этого талигойского демона, Вальдеса. Он плавал против всех правил, воевал против всяких канонов, и разрази меня гром, если мне это не нравилось. Хотя как это осуждали окончившие училище с отличием, не стоит и рассказывать. Первый раз прочтя детальное описание какой-то мелкой стычки в исполнении Вальдеса, я чуть не задохнулся от восторга. Вот тот, на кого мне действительно хотел быть похожим. И мог бы быть похожим. И мог бы быть не хуже. Если бы не дисциплина, добропорядочность и приличия. Это было вбито настолько крепко, что пойти наперекор этому было почти невозможно. Матушка затеяла меня женить, чего мне совсем не хотелось. Спасла не моя твёрдость, спас Ледяной, как раз в это время добившийся моего перевода на Западный флот, к себе под командование. Снова. Несмотря на прошлое, а может, благодаря ему.
Мы оказались с хексбергским подручным Леворукого, как его у нас называли, лицом к лицу. Его рейды поражали моё воображение и психику адмирала фок Бермессера, который клялся изловить Вальдеса, но кроме него в это, пожалуй, никто не верил. Наконец с талигойским вице-адмиралом непосредственно пришлось столкнуться мне. Потеряв два линеала из трёх и оба вспомогательных судна, я вернулся в порт. «Почему, - размышлял я после, - Вальдесу тот бой стоил только одного фрегата, тогда как «Астэра» и второй фрегат остались практически невредимы?» Ответ был один: мы воевали по шаблону. Подчинённые мне капитаны были людьми дисциплинированными, порядочными, но абсолютно без выдумки.
Учиться на ошибках было занятием неприятным, но необходимым. День за днём я заново штудировал теорию и сам выдумывал себе новые задачки, день за днём гонял команды и капитанов: стрельбы, навигация, теория, фехтование… Кальдмеер не запрещал, шаутбенахт Бюнц одобрительно хмыкал, но ответ должен был дать бой. И вот он – случай. Прикрытие Хексбергского десанта, почти весь флот Талига шатается у Леворукого на куличах, почти. Кроме Вальдеса. Ледяной предлагал ему уйти. Закономерный ответ: «Я сдохну под вашими пушками, но вы не пройдёте». Адмирал Кальдмеер назначил меня командовать авангардом. «И никакой самодеятельности, есть общий план». Напрасно я толковал ему, что Бешеного можно поймать на тот же манёвр, которым он тогда одолел меня – фрошеры не ждут от нас импровизации. Напрасно. Ледяной заранее смирился с потерей примерно двух десятков линеалов. Таков был план. Когда на горизонте замаячил Альмейда, что-либо менять было поздно. Не выдержав столкновения, мы были разбиты. Чувствуя, как пучина принимает в себя мой флагман, я не жалею об этом поражении – это проигрыш идиотов, вроде Бермессера. Я жалею, что мы так и не смогли отойти от шаблона. Проявить себя. Стать собой. Как Вальдес


* - (с) - Алькор - ,,Спор"

@музыка: -

@настроение: хммм

Комментарии
2012-02-03 в 12:17 

Fair Skaya
[Раэ Сэддон a.k.a. Светлячок][Firefly, could you shine your light?] [a die hard B&tB fan] [Булочка с корицей][Bad, bad she-wolf]
Интересно) У вас так получается раскрыть тему моряков, что хочется читать больше и больше))

   

Ваше благородие, Пегая Кобыла (с)

главная